Сергей Карпов: «История должна быть интересна и осязаема…»
Развиваем, сохраняя традиции...
УМК «Русский родной язык»

Новинки

Новости


Сергей Карпов: «История должна быть интересна и осязаема…» 15.06.2020

Сергей Карпов: «История должна быть интересна и осязаема…»

Сергей Карпов, доктор исторических наук, академик РАН, президент исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, научный редактор учебников по истории издательства «Русское слово»Как заинтересовать детей изучением истории? Что положено в основу историко-культурного стандарта? В чём секрет качественного учебника? О современных подходах к преподаванию и изучению отечественной и всеобщей истории, разработке историко-культурного стандарта и создании учебников по истории для основной и средней школы рассказывает Сергей Карпов, доктор исторических наук, академик РАН, президент исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, научный редактор учебников по истории издательства «Русское слово».

Учебники по истории, подготовленные Вами для российских школьников, учитывают мировой опыт создания учебников по предмету?

Когда мы думали о создании учебника, первое, что я сделал, это обратился к мировому опыту. Мне приходилось преподавать во Франции, в Италии, США. Я сравнил учебники, которые есть там, с учебниками, которые были у нас. Что оказалось: там очень четко и методически грамотно разработан сам текст. Он четко разделён на часть информативную, на часть, которая касается терминологии, карты, схемы различные… И всё это сделано для глубокого запоминания. Это положительный момент. Недостаток же в том, что эти учебники очень большие по объему, и бедный школьник вынужден надрываться по дороге на занятия. Второй недостаток, который был очевиден, это концентрация собственной истории и очень большой отрыв истории национальной от истории всеобщей. Я общался с итальянскими детьми и провёл простой опыт: подошёл к школьникам и начал спрашивать, что они знают о своей истории и истории мира. Оказалось, что они неплохо владеют фактами из истории Италии, но когда они сопоставляют историю своей страны с историей мира, тут выявляется очень большой провал. Кто был союзником или противником во время Первой мировой войны? И тут уже начинается плавание. Возьмём уже не школьное образование, а университетское. Я читал там лекции по историософии, спрашиваю у студентов: скажите, пожалуйста, вот в XIV веке в Византии было то-то и то-то, а что в это время было в Европе. Я даже не говорю о России, по России там провал полный. Я спрашивал, что было в Европе. Была Столетняя война, и половина из аудитории не смогли ответить на вопрос. О чём это говорит? О том, что они хорошо знают конкретные вещи, углублённые вещи, акцент делается на саморазвитие. Вот этот акцент на саморазвитие приводит очень часто негативным результатам, потому что развитие происходит за счёт выучки, а я всегда считал себя консерватором, был сторонником выучки. Выучка должна быть; если нет выучки, любые рассуждения по поводу истории, филологии и всего остального – это бессмысленная вещь, потому что рассуждать надо на основании знания. Это методически должно быть заложено везде. 

Расскажите о разработке историко-культурного стандарта.

Я принимал участие в разработке историко-культурного стандарта. Дискуссий и критики, как вы знаете, было море. С самых разных сторон, на разных этапах обсуждения. Мы настаивали на одном: в основе должна лежать не политизация, а то знание, без которого нет культурного человека, нет гражданина своей страны. Иными словами, не политические какие-то явления, которые могут меняться, а то, что является скрепой национальной государственности. Мы прекрасно понимаем, что каждое поколение людей создает свою историю. Это история меняется, потому что меняется социальный облик и социальный опыт социума. Социальный облик социума меняется, следовательно, какие-то акценты могут меняться. Но есть вещи, которые обязательны. Было две теста, это очень интересные тесты, которые я попросил провести психологов. Тесты касались, прежде всего, восприятия нашей истории школьниками. И получается следующее. Очень слабым звеном является как раз сочетание различных явлений и частей исторического образования и связи исторического образования с другими дисциплинами. Вот если говорить о филологии, как раз и получается несоответствие. То, что изучается по истории, и то, что изучается по литературе, не совпадает хронологически. Это большой изъян, с моей точки зрения, потому что школьники читают литературу XIX века, когда они не знают истории XIX века. Каким-то образом это обязательно надо поправлять. Иначе, когда человек читает литературное произведение и не знает соответствующей терминологии, не знает, какие явления проходили в это время в стране, он теряется, ему становится неинтересно.

И вот ещё важный момент: история должна быть интересна и осязаема. Когда человек не знает и не может прикоснуться к каким-то историческим артефактам, прийти в музей посмотреть всё это, у него нет вкуса к истории, вкуса к литературе. Мы должны думать ещё и о том, чтобы у молодёжи обязательно прививался вкус к истории и литературе. Ведь если человек любит свою историю, он любит свою литературу – это один подход, если он относится к этому просто как к предметам, которые надо выучить, это другой подход. Всё это заложить в учебнике нельзя. Это можно заложить только в большом комплексе, где и экскурсионная часть, и часть посещения памятников, где изучение основного материала будет играть очень большую роль. Это абсолютно необходимо. И в этом преимущество линии учебников, которая создана в издательстве «Русское слово».

Какой учебник можно считать идеальным?

Учебник будет идеальным только в том случае, если при его создании будет совмещено три вещи. Во-первых, учебник должен быть написан специалистом в данной области, знающим основные явления и изменения в науке. Это обязательно, потому что наука постоянно обогащается материалом, новыми источниками, в том числе архивными, это надо учитывать. Во-вторых, в создании учебника должен принимать участие учитель, потому что надо адаптировать для школьника те данные, которые учёный может привнести. Не всё психология школьника может освоить и переварить. И третий человек, который должен участвовать в создании учебника, это методист. Без методиста учебник не может быть успешен. И дальше нужно проводить тщательнейшую выверку, потому что любая неточность в учебнике сразу же будет использована против нас. Нам надо быть безупречными в точности определений. Вопрос определений тоже очень важный. Например, между патриотизмом и объективностью нет никакого противоречия. Патриотизм и объективность – две взаимосвязанные вещи. Историк-патриот говорит и о победах, и о поражениях, но о поражениях говорит с чувством горечи, а тот человек, который насмехается и создаёт противоположную схему, говорит об этом с насмешкою. Так вот, нам не надо бояться говорить о вещах, которые были негативные в нашей истории, но нужно объяснять, почему так происходило. И этот подход тоже заложен в учебнике.

В какой пропорции нужно сочетать всеобщую и отечественную историю?

Есть мнение, что нужно сдвинуться в сторону отечественной истории, потеснив всеобщую. Мне кажется, это неправильный подход, точно так же, с моей точки зрения, неправильный подход заключается в создании курса «Россия и мир» вместо курса отечественной истории. Есть отдельные предметы со своими правилами, своими особенностями, смешивать их в один котёл – это ошибка. Чтобы человек мог знать место России в мире, должно быть параллельное изучение, но не смешивание этих явлений между собой. В этом наше национальное преимущество. В данном случае получается так, что наши дети лучше знают мир, чем дети других стран.

Позвольте, я дальше перейду к литературе, ведь очень острый вопрос стоит о том, что включать в стандарт. Я говорю как читатель, как потребитель и как человек, общающийся со школьниками в том числе. Русская литература часто депрессивна, и когда она сочетается с занимательной литературой западной (скажем, «После бала» Льва Толстого или творчество Леонида Андреева, с одной стороны, и Майн Рид и всё прочее – с другой), то что происходит? Какой интерес у школьника, на что он будет ориентироваться? На то, как плохо у нас и хорошо у них. Понимаете, нам не нужно этого. Нужно прививать вкус к литературе, чтобы люди, которые читают эти произведения, чувствовали, что такое эстетическое совершенство. Через поэзию, через лучшие произведения они должны чувствовать красоту языка, понимать, что красиво, а что некрасиво, что возможно, а что невозможно в литературе. Если мы на негативных примерах это всё время воспитываем, то мы ничего хорошего не получим. Поэтому при отборе вот этого литературного канона нам надо выбирать то, что, во-первых, отражает эпоху, отражает сущность, а во-вторых, то, что совершенствует человека. Это ведь тоже очень важно.

Нужно ли вводить обязательный ЕГЭ по истории?

На эту тему была дискуссия. К счастью, эта идея в итоге была отвергнута. Я считаю, что введение ЕГЭ по истории для всех принизило бы сам предмет. Делать этого, с моей точки зрения, не нужно. Нужно совершенствовать ЕГЭ. Должен сказать, что ЕГЭ, который сейчас есть по истории, уже достаточно совершенный инструмент, к которому нужно готовить. А если говорить об отечественном образовании, об историческом образовании, то, к большому сожалению, оно недофинансировано. Прежде всего, это касается нашей провинции. Нужно помогать, чтобы, прежде всего, школьное образование получало гораздо большую финансовую поддержку. Это позволит и самостоятельно издавать учебники, которые дети читают, и самостоятельно строить программы образования, и просто быть на должном уровне. Что касается учителя, то он должен находиться на другой ступени – на ступени всеобщего уважения, признания. Это интеллектуальная опора, особенно там, где нет больших городов и центров науки. Мы за это все боремся, будем стараться. Наши учебники являются эталонными именно потому, что они ориентированы на национальные ценности, мы ни перед кем не прогибаемся и прославляем те идеи, которые считаем правильными.



Возврат к списку