«…Жизнь меня не обделила»: к 110-летию со дня рождения Александра Твардовского
Развиваем, сохраняя традиции...
УМК «Русский родной язык»

Новинки

Новости


«…Жизнь меня не обделила»: к 110-летию со дня рождения Александра Твардовского 20.06.2020

«…Жизнь меня не обделила»: к 110-летию со дня рождения Александра Твардовского

Друг юности А.Т. Твардовского и автор ряда исследований, посвящённых поэту, А.В. Македонов свою последнюю книгу назвал «Эпохи Твардовского». Её главная идея состоит в том, что каждый период творчества поэта – это эпоха не только в личной биографии Твардовского, но и в отечественной литературе. Македонов писал: «Обозревая путь А. Твардовского до “Страны Муравии”, поражаешься прежде всего стремительности, с которой выходец из самых глухих деревенских углов, с незаконченным семилетним образованием, нашёл свой самобытный новый путь, поднялся к вершинам настоящей народной интеллигентности, самосознания и уже в восемнадцать-девятнадцать лет создал первые произведения, которые и сейчас продолжают оставаться не только вершинами его тогдашнего пути, но вершинами и всего его пути и всей нашей литературы».

Поэт Александр Твардовский на пепелище родного дома на хуторе Загорье (ныне деревня в Починковском районе Смоленской области)21 июня исполняется 110 лет со дня рождения А.Т. Твардовского. «Родился я в Смоленщине, в 1910 году, 21 июня, на “хуторе пустоши Столпово”, как назывался в бумагах клочок земли, приобретённый моим отцом, Трифоном Гордеевичем Твардовским», – писал поэт в «Автобиографии».

В этой статье мы прежде всего будем обращаться к словам самого Твардовского и людей, близко знавших поэта: друзей, единомышленников, сослуживцев и очевидцев, – так у читателя появится возможность ещё раз соприкоснуться с ушедшей действительностью, что хранится в памяти, не подверженной коррозии.

Книга на протяжении всей жизни А. Твардовского вызывала в нём чувство восхищения. Это чувство зародилось с детства, с загорьевских вечеров в доме отца. «Отец был человеком грамотным и даже начитанным по-деревенски, – писал Твардовский. – Книга не являлась редкостью в нашем домашнем обиходе. Целые зимние вечера у нас часто отдавались чтению вслух какой-нибудь книги. Первое моё знакомство с “Полтавой” и “Дубровским” Пушкина, “Тарасом Бульбой” Гоголя, популярнейшими стихотворениями Лермонтова, Некрасова, А.К. Толстого, Никитина произошло именно таким образом».

Писать стихи Твардовский начал рано – в десять лет, «до овладения первоначальной грамотой». К этому занятию сына отец относился неоднозначно. Ему импонировала страсть к сочинительству, однако он считал, что подобное увлечение не может привести к материальному и социальному благополучию: «По-разному благосклонно и по-разному с тревогой относились мои родители к тому, что я стал сочинять стихи. Отцу, человеку очень честолюбивому, это было лестно, но из книг он знал, что писательство не сулит больших выгод, что писатели бывают и не знаменитые, безденежные, живущие на чердаках и голодающие. Мать, видя мою приверженность к таким необычным занятиям, по-своему чуяла в ней некую печальную предназначенность моей судьбы и жалела меня», – вспоминал впоследствии поэт.

А. Твардовский выбрал в жизни свой путь – творчество, о начале которого рассказывал:

    «С 1924 года я начал посылать небольшие заметки в редакции смоленских газет. Писал о неисправности мостов, о комсомольских субботниках, о злоупотреблении местных властей и т.п. Изредка заметки печатались».

Первое выступление в печати состоялось 21 января 1925 года – в газете «Смоленская деревня» была опубликована заметка «Двенадцать сельских хозяйственных кружков». 19 июля 1925 года в той же газете «появилось моё первое стихотворение “Новая изба”».

      «В 1928 году переехал в Смоленск и стал работать разъездным корреспондентом. С 1928 года начал печататься во многих центральных, областных газетах и журналах».

В октябре 1935 года вышла в свет первая книга «Сборник стихов (1930–1935)».

Александр Трифонович ТвардовскийЗа этот период – с момента переезда А. Твардовского в Смоленск и до завершения работы над поэмой «Страна Муравия» – в его биографии и поэтической судьбе произошло немало важных событий, среди которых регулярные публикации в смоленских и московских изданиях, сотрудничество с журналами «Огонёк», «Крокодил», «Прожектор», «Чудак» и др., признание его одним из талантливейших поэтов среди смоленских авторов, контакты с писателями из соседних областей и белорусскими литераторами, участие в первой смоленской конференции пролетарских писателей, Первой областной конференции пролетарских писателей Западной области, учёба в Смоленском индустриально-педагогическом институте… Это с одной стороны. С другой – систематическая травля поэта, обвинение в отрыве от народной жизни, клеймо «кулацкого подголоска». Критика усиливается с 1930 года, когда на закрытом собрании Смоленской ассоциации пролетарских писателей (СмолАПП) принимается решение о вынесении А. Твардовскому выговора…

В 1935 году Твардовский приехал в Москву, поступил в Московский институт философии, литературы и истории (МИФЛИ). Увидела свет поэма «Страна Муравия», которую прочитал Сталин. Поэма ему понравилась. А. Твардовский был награждён орденом Ленина, что спасло поэта от преследований и, возможно, ареста.

Это лишь внешняя канва событий. На некоторых её страницах остановимся подробнее.

В марте 1931 года из Загорья были высланы как семья кулаков родители Твардовского. «19 марта 1931 года наша семья навсегда оставила Загорье. Жизнь была нарушена и до этого дня. Началось всё с весны 1930 года. Наше хозяйство было обложено тяжким индивидуальным налогом, таким, что терялся смысл его выплачивать: надо было всё продать, но и тогда бы выплатить мы не смогли…», – писал брат поэта, И.Т. Твардовский.

Трифон Гордеевич Твардовский никак не мог считаться кулаком: никогда он не прибегал к использованию наёмной силы. Дом, кузница, лошадка, скот – всё содержалось им самим и членами семьи, ими и обживалось, и благоустраивалось. Но «сытая» жизнь Твардовских оказалась подозрительно опасной – последовала высылка в Сибирь.

В поэме «По праву памяти», размышляя о судьбе отца и своём праве «за отца ответить», А. Твардовский писал:

Ответить – пусть не из науки,

Пусть не с того зайдя конца,

А только, может, вспомнив руки,

Какие были у отца.

В узлах из жил и сухожилий,

В мослах поскрюченных перстов –

Те, что – со вздохом – как чужие,

Садясь к столу, он клал на стол.

И точно граблями, бывало,

Цепляя

ложки черенок,

Такой увёртливый и малый,

Он ухватить не сразу мог.

Те руки, что своею волей –

Ни разогнуть, ни сжать в кулак:

Отдельных не было мозолей –

Сплошная.

Подлинно – кулак!

И не иначе, с тем расчётом

Горбел годами над землёй,

Кропил своим бесплатным потом,

Смыкал над ней зарю с зарёй.

Александр Трифонович ТвардовскийНе раз в адрес поэта звучали потом обвинения в том, что он не принял участия в судьбе сосланных родителей. Это не так. Дочь Твардовского, Валентина Александровна, в интервью, опубликованном накануне 105-летия со дня рождения поэта, говорила: «Когда их выслали, Александр Трифонович тут же отправился в Смоленский обком и стал доказывать, что они не кулаки. И вот представьте: вы хлопочете за родителей, а вам говорят: “Это великие перемены. Выбирайте между папой и мамой или революцией”. Это у него в дневнике записано буквально. Что он, комсомолец, должен был сказать секретарю обкома: “Мне плевать на революцию”? И что было бы, если бы он пошёл вместе с ними в ссылку? Кто бы их спас тогда? Ведь это успех поэмы “Страна Муравия” дал возможность с помощью Александра Фадеева вызволить их, и они вернулись в 1936 году в Смоленск. Но самое главное – поэма “Страна Муравия” понравилась Сталину. Это Твардовского спасло, потому что на него уже завели дело, как на сына кулака».

Важнейшим событием в жизни А. Твардовского стало поступление в Смоленский индустриально-педагогический институт, куда 14 августа 1932 года он подал заявление о приёме. «В Смоленске я, наконец, принялся за нормальное учение. С помощью ныне покойного смоленского партийного работника А.Н. Локтева поступил в педагогический институт без приёмных испытаний, но с обязательством сдать в первый год все необходимые предметы за среднюю школу, в которой я не учился. Мне удалось в первый же год выровняться с моими однокурсниками. <…> Эти годы учёбы и работы в Смоленске навсегда отмечены для меня высоким душевным смыслом. Никакими сравнениями я не мог бы преувеличить испытанную тогда впервые радость приобщения к миру идей и образов, открывшихся мне со страниц книг, о существовании которых я ранее не имел понятия», – писал поэт в «Автобиографии».

Однокурсник Твардовского Ф. Гавриков вспоминал, что «за год Твардовский сумел восполнить существующий пробел в своих занятиях и успешно осилил все дисциплины первого курса. А на втором курсе он уже значился в числе лучших студентов не только литфака, но всего института. <…> В это время он уже считался виднейшим поэтом Западной области».

В 1935 году завершилась работа над «Страной Муравией». Резко отрицательную оценку поэме дал М. Горький. В «Рабочей тетради» от 23 августа 1935 года Твардовский записал: «Подкосил дед, нужно признаться… <…> И да обратится сие несчастье на пользу нам». Это событие в письме к М.В. Исаковскому от 25 сентября 1935 года комментировала жена Твардовского, Мария Илларионовна: «Отзыв Алексея Максимовича был совершенно уничтожающий и тем самым закрывший всякий путь к печатанию произведения».

А.Т. Твардовский в жизни и творчествеВ конце ноября 1935 года Твардовский отослал переработанный вариант поэмы в Московское отделение Союза советских писателей. «Страна Муравия» получила положительные заключения рецензентов и высокую оценку критиков и литераторов. В конце марта 1936 года поэма была подписана к печати в четвёртом номере журнала «Красная новь». Вскоре в Смоленске вышло и первое отдельное издание поэмы. Это была важнейшая поэтическая победа А. Твардовского, отметившего: «Со “Страны Муравии” <…> я начинаю счёт своим писаниям».

Главный герой поэмы Никита Моргунок, как и «семеро временнообязанных» в некрасовской поэме «Кому на Руси жить хорошо», идёт по России – только ищет он не отдельных счастливцев, а целую страну – волшебную Муравию. Македонов в книге «Эпохи Твардовского» отмечал, что Никита Моргунок ищет легендарную страну, «где нет колхозов, но есть крестьянское счастье своей земли и самоотверженного труда на ней. <…> Путешествие Моргунка к мнимой стране счастья – это и путешествие его к подлинным критериям и путям счастья, а вместе с тем путешествие к правде».

В «Стране Муравии» отразилось своеобразие поэтического мироощущения А. Твардовского – поэта эпического склада: тема пути стала основной в его творчестве.

С 1 сентября 1936 года А. Твардовский – студент 3 курса литературного факультета Московского института философии, литературы и истории. В течение двух месяцев ему надлежало сдать зачёты по древнерусской истории и литературе, античной литературе и новой истории Запада. И с этой задачей Твардовский успешно справился. А 31 января 1939 года произошло ещё одно важное событие в жизни поэта: он был награждён орденом Ленина. К.М. Симонов вспоминал: «Он оказался среди очень немногих русских писателей, награждённых орденом Ленина. Впечатление было далеко неоднозначным. Была и реальность, и вопрос – не рано ли? Но в самом молодом поколении, к которому тогда принадлежал я, удивления в общем не было. За этим фактом для нас стояло как бы признание старшинства Твардовского. Не возрастного, а внутреннего. Признание его первенства среди многих других поэтов не только нашего, но и старшего поколений».

В июне 1939 года А. Твардовский с отличием окончил МИФЛИ. К этому времени поэзия Твардовского стала заметным явлением в советской литературе. В ней нашла отражение жизнь советской деревни: тракторный выезд, труд людей – героев, которых прежде литература практически не знала – колхозника, перевозчика, уборщицы, сторожа, земляка-матроса, строителя, шофёра, кузнеца. В стихотворениях 1927–1939 годов практически нет урбанистических мотивов, нет картин жизни городов, зато есть дорогие сердцу поэта места: хутор Загорье, станция Починок, старое дворище, Смоленщина. В лирике природы, в её лексическом (тематическом) строе отчётливо виден взгляд сельского человека, его понимание и мироощущение. И персонажи Твардовского – люди земли и от земли, с простыми именами и обыденной жизнью: Бубашка, Данила, Ивушка-печник, Полина, Настасья. И лишь одно стихотворение посвящено А.С. Пушкину – в 1937 году, в год столетия со дня смерти поэта – «К портрету Пушкина».

В лирике Твардовского этого периода проявилась важнейшая особенность его отношения к действительности: в малом и большом брать ответственность на себя. Это отразилось в лексическом строе стихотворений, в употреблении личного местоимения «я». Из 108 стихотворений первого тома шеститомного собрания сочинений Твардовского образ «я» возникает в 29 текстах, при этом мы не учитывали стихотворения с лексемами «мы», «мой», «мне». Иногда с «я» начинается текст, например: «Я иду и радуюсь. Легко мне…», но чаще всего это «я» присутствует неявно, придавая лирическому сюжету особый смысл.

В середине сентября 1939 года поэт был призван в ряды Красной Армии и выехал в западную Белоруссию. В жизни Твардовского наметился новый этап, связанный с судьбой страны, с защитой Отечества. Он стал военным корреспондентом.

30 ноября 1939 года началась война с Финляндией. В стихотворении 1943 года «Две строчки» А. Твардовский назвал её «незнаменитой»:

Среди большой войны жестокой,

С чего — ума не приложу,

Мне жалко той судьбы далёкой,

Как будто мёртвый, одинокий,

Как будто это я лежу,

Примёрзший, маленький, убитый

На той войне незнаменитой,

Забытый, маленький, лежу.

Александр Трифонович ТвардовскийНа этой войне написаны стихотворения о её буднях и ратном труде советских солдат, а кроме того – найдена тема, которая вскоре приведёт Твардовского к созданию гениального творения – поэмы «Василий Тёркин». Первые главы с новым героем, нередко носившие лубочный характер, появились именно в годы Финской кампании. Об этом А. Твардовский рассказал в статье «Как был написан “Василий Тёркин”»: «“Вася Тёркин” был известен ещё с 1939–1940 года – с периода Финской кампании. <…> Я думаю, что тот успех “Васи Тёркина”, который у него был на финской войне, можно объяснить потребностью солдатской души позабавиться чем-то таким, что хотя и не соответствует суровой действительности военных будней, но в то же время как-то облекает именно их, а не отвлечённо-сказочный материал в почти что сказочные формы».

В конце июня 1941 года Твардовский выезжает на Юго-Западный фронт: «…В качестве спецкорреспондента, а ещё точнее сказать – в качестве именно “писателя” (была такая штатная должность в системе военной печати) я прибыл на Юго-Западный фронт, в редакцию газеты “Красная Армия”, и стал делать то, что делали тогда все писатели на фронте». Его дело – статьи, очерки, но главное – стихи и главы из поэмы «Василий Тёркин». Они появлялись во фронтовой печати одна за другой, а читатели, прежде всего фронтовики, всё требовали продолжения – настолько родным для них оказался герой.

Многие из фронтовых стихов стали хрестоматийными – они точно передавали чувства бойцов. И так же, как в довоенной лирике, основными персонажами этих произведений были обычные люди – сержант Василий Мысенков, танкист и мальчишка, сообщивший важные для исхода боя сведения, земляк поэта, партизаны Смоленщины, армейский сапожник, солдат Иван Громак, седой солдат. Это те, кто проявил в боях особый героизм: лётчики, младшие лейтенанты С.И. Здоровцев, М.И. Жуков, П.Т. Харитонов, удостоенные звания Героя Советского Союза. Это родные братья поэта, которым посвящено стихотворение «Письмо моим младшим братьям Ивану и Павлу Твардовским, младшим командирам Действующей Армии».

Пункты на военных дорогах Твардовского на Юго-Западном фронте – Киев, Харьков, хутор Дыркачи и Миргород, Валуйки, Воронеж, где находилась редакция газеты «Красная Армия». Стихи поэта, главы из «Василия Тёркина» публикуются в центральных советских газетах: в «Известиях», «Правде», «Красной звезде», «Красноармейской правде» и др.

Поэты Арсений Тарковский и Александр Твардовский на фронте

Поэты Арсений Тарковский и Александр Твардовский на фронте

25 сентября 1943 года вместе с войсками Западного фронта Твардовский участвует в освобождении Смоленска. Здесь поэт встречается с читателями, пережившими фашистскую оккупацию, посещает родное пепелище – сожжённый хутор Загорье. Вместе с частями Красной Армии движется на восток и далее – на Берлин. Увиденное находит отражение во фронтовых очерках Твардовского, вошедших в книгу «Родина и чужбина».

Тема пути (перемещения героя в пространстве и времени), намеченная в «Стране Муравии», в полной мере воплотилась в последующих эпических произведениях: «Василии Тёркине» и «Доме у дороги». Тёркин проходит по дорогам войны – от финской кампании до взятия Берлина. Мимо дома у дороги проходит Великая Отечественная война…

В то же время в лирике 1939–1945 годов практически отсутствует характерный для довоенного творчества образ «я». Из 82 стихотворений второго тома он появляется лишь в 5 произведениях. Для Твардовского в эти годы важнее судьба и чувства других людей – защитников Отечества.

Многомерно и разнообразно тематически творчество Твардовского послевоенного периода. Поэт постоянно обращается как в лирике, так и в поэтическом эпосе и прозе к событиям минувшей войны. Но теперь его волнует преимущественно тема памяти – исторической и личной. Чувство ответственности за всё прошедшее и происходящее афористически точно выражено в строках поэмы «За далью – даль»: «Я жил, я был – за всё на свете / Я отвечаю головой». Нравственная позиция поэта – в заповедях из поэмы «По праву памяти»:

Не лгать.

Не трусить.

Верным быть народу.

Любить родную землю-мать,

Чтоб за неё в огонь и в воду.

А если –

То и жизнь отдать.

Для Твардовского важно осознавать, что всегда, на самых крутых изломах трагической эпохи: и в тридцатом, и в сорок первом – он «был всегда с народом». Никому он не хочет передоверять право самому добывать правду:

Я сам дознаюсь, доищусь

До всех моих просчётов.

Я их припомню наизусть, –

Не по готовым нотам…

С обострённым чувством «невиновной» вины размышляет поэт об оставшихся на полях сражений: «Я знаю, никакой моей вины / В том, что другие не пришли с войны…» А в конце стихотворения – такие простые и одновременно трагические слова: «Речь не о том, но всё же, всё же, всё же». Повтор, усиливающий и обостряющей это чувство неизбывной вины... И буквально следом идёт написанное в том же 1966 году стихотворение «Лежат они, глухие и немые…»:

И юноши, и люди пожилые,

Что на войну вслед за детьми пошли,

И женщины, и девушки-девчонки,

Подружки, сёстры наши, медсестрёнки,

Что шли на смерть и повстречались с ней…

Александр Трифонович ТвардовскийПавшим воинам посвящено пронзительное стихотворение «Я убит подо Ржевом…». Хрестоматийное стихотворение вошло практически во все школьные программы и в учебные курсы филологических и педагогических вузов.

Читатель, наверное, почувствовал существенные различия между «я» в стихотворениях «Я убит подо Ржевом…» и «Я знаю, никакой моей вины…». В первом случае автор проживает «чужую» жизнь и берёт на себя право говорить от лица погибшего воина. Во втором – поэт говорит о своём восприятии важнейших нравственных понятий. Из 137 стихотворений, включённых в третий том шеститомника Твардовского, лексема «я» присутствует в 42 произведениях, при этом в 10 из них текст начинается с «я». Получается своеобразное смысловое семантическое кольцо, когда на первом и завершающем этапе творчества определённо звучит голос самого поэта.

В наследии Твардовского важнейшей является семейная тема, связанная с судьбой отца, матери, братьев.

Образ матери намечен в двух стихотворениях «Матери» 1927 и 1937 года. Первое – «Я помню осиновый хутор…»; второе – «И первый шум листвы ещё неполной…». Перед читателем возникает образ крестьянской женщины, «тихой и простой» труженицы, тесно связанной с неброской природой родного края. О матери, которая уже далеко от родного дома, сыну напоминают «шум листвы ещё неполной», «след зелёный по росе зернистой», «стук валька на речке», «грустный запах молодого сена», «отголосок поздней бабьей песни» и «просто небо, голубое небо». Заметим: ничего вроде бы не сказано о трагическом – о высылке семьи из родного Загорья в «немилый край» – в Сибирь. И в то же время Твардовский сумел сказать о главном: о том, чего теперь лишена мать на чужбине. Это ощущение чужого края, трагедии семьи передано в написанном в 1965 году, после похорон Марии Митрофановны Твардовской, цикле «Памяти матери», состоящем из четырёх стихотворений: «Прощаемся мы с матерями…», «В краю, куда их вывезли гуртом…», «Как не спеша садовники орудуют…» и «Ты откуда эту песню…». Перед глазами читателей в несколько мгновений проходит и сцена расставания с матерями повзрослевших детей, и образ ссыльного края, «на севере, тайгою запертом», где «всего было» – «холода и голода», где и погост был чужим. В третьем стихотворении – момент похорон, когда «не спеша садовники орудуют», выкапывая могилу для умершей. И в заключительном стихотворении цикла – мотив народной песни о перевозчике-водогребщике, который должен перевезти на другой берег. У Твардовского этот берег – граница между жизнью и смертью.

О трагической судьбе брата, И.Т. Твардовского, размышляет поэт в стихотворении «Братья», написанном в 1939 году. Стихотворение завершается риторическими вопросами:

Что ж ты, брат?

Как ты, брат?

Где ты, брат?

На каком Беломорском канале?..

Александр Трифонович Твардовский

Случилось так, что в творчестве А. Твардовского появилось два края: чужой, холодный, бесприютный – Сибирь как место ссылки семьи. И могучий, мужественный, сильный, мускулистый – Сибирь с её с глубоководными реками, с красивыми горами, с так необходимой стране и её людям промышленностью. Это другая даль, настоящая счастливая «Муравия», край созидания и мечты.

Значительный период жизни Твардовского связан с журналом «Новый мир». Первый раз поэт стал редактором издания в 1950 году. В 1954 решением секретариата ЦК КПСС «Об ошибках журнала “Новый мир”» был освобождён от занимаемой должности. Вернулся в журнал в 1958 году, но к 1970 году в результате идеологического давления обстановка вокруг журнала сложилась крайне тяжёлая. Друг Твардовского и сотрудник журнала А.И. Кондратович писал в «Новомирском дневнике»: «Более мрачного года, чем 68-й, я не знаю. Был 37-й, но он был скрыт от многих. Был 52-й, но 53-й унёс Сталина, и забрезжила надежда. 68-й – крах последних иллюзий и надежд. <…> А.Т. Твардовский уже внесён в список запрещённых».

9 февраля 1970 года Постановлением секретариата Союза писателей СССР были выведены из редколлегии «Нового мира» несколько наиболее близких Твардовскому сотрудников журнала. Через три дня сам Александр Трифонович подал заявление об уходе – вместе с ним ушли и другие работники журнала. Власть не могла смириться с гражданской позицией поэта, не могла простить публикацию поэмы «Тёркин на том свете», «Районных будней» В.В. Овечкина, стихов А.А. Ахматовой, романа А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» и многих других произведений, смелых критических статей.

В.А. Твардовская говорила: «Было два разгрома “Нового мира”. В 1954 году отца сняли с поста главного редактора, в 58-м вернули, а в 71-м он сложил полномочия сам. Как только ему предложили в редколлегию двух членов, совершенно чуждых ему по идейно-эстетическим взглядам, так он сразу ушёл в знак протеста. Это невозможно рассказать! Человек вложил всё в этот журнал, отодвинул своё творчество в сторону, открыл множество талантов. Шестнадцать лет жизни отец отдал своему детищу.

<…> Отец заболел раком лёгких, метастазы поразили мозг, болел долго и мучительно».

Скончался А.Т. Твардовский 18 декабря 1971 года в Москве.

Писатель Ф.А. Абрамов говорил о поэте: «…это был живой человек. Со всеми страстями, с буйным темпераментом, что несёт ХХ век, ершистый, не всегда лёгкий человек, который заключал в себе все драмы, изломы нашей жизни. Сложный: крестьянин, интеллигент, учёный, поэт, гражданин. Но только человек огромной духовной силы, образования и культуры».

В Смоленске, в сквере на площади Победы 2 мая 1995 года был открыт памятник поэту А. Твардовскому и его литературному герою Василию Тёркину. Скульптор – почётный гражданин Смоленска А.Г. Сергеев.

22 июня 2013 года в Москве на Страстном бульваре недалеко от редакции журнала «Новый мир» открыт памятник А.Т. Твардовскому. Авторы – народный художник РФ В.А. Суровцев и заслуженный архитектор РФ В.В. Пасенко.

Геннадий Самуйлович Меркин,

доктор педагогических наук, профессор, литературовед,
заслуженный учитель России, автор учебников и пособий по литературе для школы.

Творчество Александра Твардовского входит в школьную программу и представлено в учебниках по литературе, в частности:

Г.С. Меркин «Литература». 7 класс;

Г.С. Меркин «Литература». 8 класс;

С.А. Зинин, В.А. Чалмаев «Литература». 11 класс;

А.В. Гулин, А.Н. Романова «Литература». 6 класс.

Издательством «Русское слово» также выпущена книга Н.Л. Ермолаевой «А.Т. Твардовский в жизни и творчестве», входящая в серию «В помощь школе».

Литература: учебник для 7 класса общеобразовательных организаций: в 2 ч. Ч. 1 
Литература: учебник для 7 класса общеобразовательных организаций: в 2 ч. Ч. 2 
Литература: учебник для 8 класса общеобразовательных организаций: в 2 ч. Ч. 1 
Литература: учебник для 8 класса общеобразовательных организаций: в 2 ч. Ч. 2 
Литература: учебник для 11 класса общеобразовательных организаций (базовый и углубленный уровень): в 2 ч. Ч. 1 
Литература: учебник для 11 класса общеобразовательных организаций (базовый и углубленный уровень): в 2 ч. Ч. 2 
Литература. 6 класс: учебник для общеобразовательных организаций: в 2 ч. Ч. 1 
Литература. 6 класс: учебник для общеобразовательных организаций: в 2 ч. Ч. 2



Возврат к списку


ПОДЕЛИТЕСЬ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ: